Как выбрать оффшор: проблемы и перспективы

«Каждый вправе вести свои финансовые дела так, чтобы свести соответствующие налоговые выплаты к минимуму; для гражданина нет абсолютно никакого патриотического долга увеличивать собственные налоговые выплаты» (из Решения по делу «Хэлверинг против Грегори» Верховного Суда США).
Любой бизнес может существовать и развиваться лишь в условиях, обусловленных государством – и лишь уровень государственной регуляции его процессов, особенно в вопросах налогообложения и свободы предпринимательства, принципиальным образом отличается. Сетовать на притеснения нашими фискальными службами давно стало в Украине общим местом, в то время как нельзя не замечать очевидного: любое государство заинтересовано в пополнении своей казны, а уход бизнеса в оффшоры существенно уменьшает доходную часть любого госбюджета. Поэтому все попытки избежать уплаты налогов рано или поздно встречают активное противодействие со стороны государственных структур, от налоговиков до служб безопасности. Однако именно на свободной экономике зиждется государство, а значит, оно не должно препятствовать развитию бизнеса налоговым террором.
В современном мире с целью создания наиболее комфортных условий для ведения бизнеса и привлечения инвестиций страны постоянно конкурируют между собой, и только Вы сами вправе решать, в какой из них являться резидентом и платить основные налоги. Так, чтобы считаться резидентом и, соответственно, налогоплательщиком в Украине, достаточно находиться здесь не менее 183 дней (включая день приезда и отъезда) в течение налогового года. Благо сегодня уровень развития коммуникаций и банковской системы реально позволяет управлять бизнесом из любой точки мира.
Само явление оффшора возникло гораздо раньше официального названия (дословно off shore – «за/вне берегом/берега»).

Плюсы классического оффшора

  • Признаками оффшорной зоны можно считать:
  • практически полное отсутствие налогообложения;
  • вместо него – наличие обязательного фиксированного ежегодного регистрационного сбора;
  • отсутствие валютного контроля выручки;
  • отсутствие отчетности о деятельности компании и необходимости ее предоставления в какие-либо контролирующие органы;
  • высокая степень конфиденциальности (за счет: закрытости госреестров, номинального сервиса, отсутствия обмена информации с украинскими государственными властями, использования трастов для защиты активов и т.п.);
  • простота и умеренная стоимость открытия компаний и их функционирования.

Для украинского бизнеса стоит считать немалым плюсом и возможность рассмотрения дела в суде в случае возникновения спора согласно праву той или иной страны, в зависимости от места регистрации оффшорной компании. Данные территории с давних времен активно задействованы в мировой торговле, а английское прецедентное право располагает мощной судебной базой и развитым законодательством по данному вопросу, в отличие от отечественного.
Естественно, непомерные налоги во все времена вызывают активные протесты, и народ не устанет прибегать к любым уловкам, чтобы их избежать. Сегодня кажется курьезной история борьбы находчивых французов со злосчастным наполеоновским «налогом на окна» путем увеличения их до размера дверей, а ведь сам налог - ни много ни мало – с успехом перекочевал из века XVIII в XX! Можно сказать, что и оффшоры насчитывают не одно и не два столетия: в античные времена купцы стремились объезжать Афины, чтобы не платить налог на импорт и экспорт в размере 2%, а в ХV в. во Фландрию стекалась шерсть со всей Англии – именно благодаря местным прекрасным условиям для развития торговли и щадящим условиям налогообложения.

Список оффшоров в Украине содержится в Распоряжении Кабмина от 24.02.2003 г. № 77-р (последние изменения в него были внесены Распоряжением КМУ № 143-р от 23.02.2011г.):

  1. Британские зависимые территории (о-ва Гернси, Джерси, Мэн, Олдерни);
  2. Европа (Андорра, Гибралтар, Монако);
  3. Центральная Америка (Белиз);
  4. Ближний Восток (Бахрейн);
  5. Тихоокеанский регион (Вануату, Маршалловы о-ва, Науру, Ниуэ, острова Кука, Самоа);
  6. Южная Азия (Мальдивская Республика);
  7. Карибский регион (Ангилья, Антигуа и Барбуда Аруба, Багамские о-ва, Барбадос, Бермудские о-ва, Британские Виргинские о-ва, Виргинские о-ва (США), Гренада, Каймановы о-ва, Монтсеррат, Нидерландские Антильские о-ва, Пуэрто-Рико, Сент, Винсент и Гренадины, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Содружество Доминики, Теркс и Кайкос);
  8. Африка (Либерия, Сейшельские о-ва).

Из беглого анализа списка можно легко сделать главный вывод: использование льготного режима налогообложения выгодно для стран, не располагающих внушительными природными и техническими ресурсами для развития собственных экономик. Именно на привлечение средств из-за рубежа они просто вынуждены делать главную ставку для своего развития, а привлечь капиталы в свой регион могут только путем создания оффшорных зон для зарубежных партнеров.
Наличие страны в Перечне оффшоров, предлагая вышеуказанные плюсы, в то же время налагает ряд ограничений. Так, деятельность оффшорных компаний ведется только вне страны регистрации. С такими странами практически не подписаны международные договоры об избежании двойного налогообложения, поэтому денежные средства, выводимые прямо в оффшор в виде пассивных доходов (дивидендов, роялти или процентов), облагаются в Украине налогом на репатриацию по ставке 15% (пп. «а»- «в» п. 160.1 ст. 160 НКУ). К затратам могут быть отнесены лишь 85% от суммы оплаты товаров (работ, услуг) в пользу оффшорных компаний (п. 161.2 ст. 161 НКУ). Заемные средства, полученные от нерезидента с оффшорным статусом, не приравниваются к займу (пп. 14.1.267 п. 14.1 ст. 14 НКУ).
По мнению U.S. National Bureau of Economic Research, до 15 % государств мира в той или иной степени являются «налоговыми гаванями». Поэтому кроме «официальных оффшоров» из списка, в Украине весьма популярны не находящиеся в нем страны:

  • Нидерланды - популярны для холдинговых компаний, поскольку есть договора об избегании двойного налогообложения;
  • Делавэр (штат США), один из наиболее популярных в мире корпоративных центров;
  • Сингапур и Гонконг – налог на прибыль нулевой, но ведется строгая отчетность.

Именно благодаря наличию специальных преференций относительно некоторых видов прибыли – таких, как роялти, проценты, дивиденды, многие часто считают оффшорами оншоры с отчетностью ( Мальта, Сингапур, Великобритания). Вообще любые юрисдикции с особыми режимами налогообложения могут быть связующим звеном между Украиной и оффшором, и поэтому столь высока ценность компаний, зарегистрированных в классической Европе – пусть и с высокими налогами, но с исторически сложившейся высокой репутацией и культурой бизнеса.
Как и борьба бизнеса с налогами, так и ответные меры – деятельность организаций международного уровня для противодействия ей – благодаря электронному обмену информацией приобрели нынче неслыханные масштабы. В частности, речь идет об Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и американской Foreign Account Tax Compliance Act (FATCA) – официальной Главы 4 Налогового кодекса США (US Internal Revenue Code). Строгие требования данных программ определяют сегодня всю политику деоффшоризации и глобальной «прозрачности» мирового бизнеса с целью выявления источников доходов и обложения их соответствующими налогами.
По результатам проверки оффшорных юрисдикций ими составляются открытые для мирового сообщества списки, а именно «белый», где выполняются на практике все требования (Британские Виргинские о-ва), «серый» - соглашения о сотрудничестве с ними подписаны, но пока не выполняются в полном объеме (Украина), «черный» - имеются серьезные нарушения. Так, сегодня экзамен на соблюдение законодательства сдает Белиз – известнейшая оффшорная зона. Юрисдикции постоянно меняются местами и списками, процесс непрерывно находится в активной стадии, но очевидно, что нахождение зоны в «черном» списке – автоматически закрывает путь для открытия компании из нее банковского счета и возможностей для сотрудничества.
И все-таки живой бизнес-оборот практически невозможно ограничить и предусмотреть в определенных нормативных актах, он способен перерождаться в соответствии с изменениями среды, рождаемыми самим временем и национальными условиями. И процесс этот в принципе не сводим к банальным попыткам предпринимателей уйти от налогов – речь идет о саморегуляции современного бизнеса и предложении им новых схем, которые принимаются за основу при разработке законов на государственном и в первую очередь – международном уровне.
Каждый день на мировом рынке устаревают прежние и рождаются новые схемы ведения бизнеса, и практика и регулирующее ее законодательство относительно оффшорных зон также меняются достаточно быстро. Введение строгих ограничений относительно конфиденциальности – оглашение информации о владельцах счетов, номинальных директорах, происхождении средств и размерах уставных капиталов - с целью предотвращения отмывания «грязных денег» возможности оффшоров сократило в достаточной степени. И в то же время более выгодным стало использование в налоговом планировании юрисдикций, официально не считающихся оффшорами, но имеющих существенные преимущества для работы с украинскими партнерами, причем им даже не обязательно иметь ставки налога меньше, чем у нас в Украине.
В последнее время вопрос экономической привлекательности Украины, на пороге ее вхождения в мировое торговое сообщество, приобретает особую актуальность. Станет ли она настоящим плацдармом для doing business – зависит от многих факторов, в т.ч. и политических. Но в любом случае сегодня рассматривать возможности регистрации или приобретения компании в оффшорной или подобной зоне, а тем более – вовлечения ее в операции, проводимые в Украине, следует с учетом мер по повышению доверия к нашему государству со стороны международных инвесторов.
Тем более если учесть постепенное и неуклонное снижение аналогичного статуса у ранее активных классических оффшоров азиатского региона и Кипра, официально являвшегося оффшором лишь в 2005–2006гг., но широко известного своим благоприятным для мирового бизнеса климатом. Долгие годы действовало Соглашение между СССР и Республикой Кипр об избегании двойного налогообложения доходов и имущества от 29.10.1982 г., но став в 2004 г. членом ЕС, Кипр утратил свои налоговые преимущества, а затем попал в тиски экономического кризиса 2011 г. Законопроект «О возвращении капиталов, находящихся и зарегистрированных в Республике Кипр, оффшорных зонах и других юрисдикциях, освобожденных от двойного налогообложения, или имеющих льготный режим налогообложения» № 1248 от 11.02.2013 г. предполагал проведение «амнистии» скрытых и выведенных капиталов при условии уплаты налога в размере 50% от возвращенных денежных средств и введение в противном случае санкций - вплоть до исключения из ЕГРПОУ и конфискации имущества. После вступления в силу новой Конвенции между Украиной и Республикой Кипр об избегании двойного налогообложения и предотвращении налоговых уклонений относительно налогов на доходы от 08.11.2012 г. ставки налога, применимого в Украине к выплатам пассивных доходов в адрес кипрских компаний, увеличились (сейчас ставка налога на прибыль 12,5%). Но это все равно гораздо ниже, чем в Украине, и Кипр продолжает оставаться одним из основных инвесторов и привлекательным бизнес-партнером с точки зрения торговых операций.
Именно партнерам из низконалоговых юрисдикций принадлежит ведущая роль в обеспечении украинских предпринимателей надежным инструментом для структурирования деятельности. В последнее время на первый план выходят новые юрисдикции: Латвия, Венгрия, Чехия, Нидерланды.
Очевидно, что один из основных принципов ведения бизнеса – снижение затрат и увеличение прибыли, поэтому физическим лицам – предпринимателям заводить оффшорную компанию нерентабельно чисто экономически. А вот средний и крупный бизнес в Украине сегодня реально нуждается в расширении рынков сбыта за пределы страны. Пожалуй, восприятие оффшора в качестве действенного инструмента для ведения бизнеса, а не уклонения от уплаты налогов или своеобразного «закрытого сейфа» для активов должно быть осознанным и главным стимулом при открытии или покупке такой компании за рубежом украинскими бизнесменами.